Четверг, Март 04th, 2010 | Author: admin

Правосудович
Врач А. Н. Правосудович родился в 1933 году в Москве и жил там до июня 1941-го.
Каждый год летом Александр с матерью приезжал летом в Днепропетровск к своему деду – известному в городе детскому врачуА. А. Кучеренко (1877 – 1945).
В июне 1941 года Александр и его мать, как у них было принято, приехали на отдых в Днепропетровск. Здесь их застало начало Великой Отечественной войны. В Москву они не возвратились и вместе с дедом и бабушкой остались в оккупированном немецкими фашистами Днепропетровске а позднее узнали, что в 1942 году погиб отец Александра – Н. Е. Правосудович (1908 – 1942), защищая Москву.
Первое знакомство Г. И. Гуляева с А. Н. Правосудовичем как врачом состоялось в 1981 году при рождении его внучки Наташи, С середины 2007-го, после написания очерка о детском враче А. А. Кучеренко, их встречи стали частыми.
А. Н. Правосудович, отвечая на вопросы Г. И. Гуляева, рассказал ему о событиях, которые происходили в 1941 – 1943 годах в дни оккупации города немецкими фашистами и хорошо запомнившиеся ему.
«Во второй половине августа 1941 года и во время захвата города немецкими фашистами не было ни бомбёжек, ни артиллерийских обстрелов. Оккупанты вошли в город 25 октября 1941 года рано утром. При этом не было слышно стрельбы. В конце августа 1941 года во время артиллерийского обстрела Красной Армией из-за Днепра окку. В конце августа 1941 года во время артиллерийского обстрела Красной Армией из-за Днепра оккупированной фашистами правобережной части города снаряд попал в наш дом, который находился возле Дзержинской улицы, в переулке Урицкого, № 4.
Дом был повреждён, а моя мать В. А. Правосудович (Кучеренко, 1910 – 1970) получила тяжёлое ранение. Её забрали в Земскую больницу и там в бомбоубежище 1-го хирургического отделения я пробыл ней до конца сентября.
Вскоре, 10 сентября 1941 года, ещё один снаряд упал во двор нашего дома. Осколками были убиты моя двоюродная сестра и дальний родственник. В момент разрыва снаряда они выходили из противобомбового укрытия, находившегося во дворе.
Из-за обстрела оккупанты на ночь уходили за город в лагеря.
В конце сентября немецкие фашисты захватили Нижнеднепровск. Обстрел города из-за Днепра прекратился. Мы возвратились домой.
В октябре 1941 года я вместе с дедом побывал на проспекте К. Маркса. Одному мне не разрешали ходить по городу. Я хорошо помню, что здания на проспекте К. Маркса не были разрушены.
В октябре мы узнали, что оккупанты, положив деревянные настилы на взорванном судоходном пролёте Амурского моста, стали переходить по не нему с одного берега Днепра на другой.
Во второй половине ноября 1941 года (уже было холодно) мы с бабушкой (мать ещё плохо ходила после ранения) пошли на проспект К. Маркса. На перекрёстке Артёмовской улицы и проспекта К. Маркса мы увидели повешенных людей. То же самое было на перекрёстках Либкнехтовской и Красной улиц. На груди повешенных висели таблички с надписями: «Партизан», «Не сдал оружие». Бабушка не разрешила идти дальше и мы вернулись домой.
Когда дед брал меня в свою больницу, мы посещали на проспекте К. Маркса небольшой магазин, где продавали газированную воду с сиропами и сладкие сырки. Тогда я не знал, что это был магазин известного в городе грека Ламбракиса. Последний раз мы были в полуподвальном магазине в здании с большим балконом над тротуаром летом 1943 года. Магазин работал и в августе 1943 года.
Я слышал от взрослых, что кинотеатр в доме Хренникова в бывшем помещении ТЮЗ работал. Там же располагалось и казино. Вход был разрешён только немцам. На первых вагонах трамваев также висели таблички с надписью «Только для немцев».
Кинотеатр «Рот Фронт» во время оккупации города работал. Кинотеатр имени М. Горького, находившийся на Дзержинской улице, недалеко от нашего дома, также работал. Кинотеатры «Коминтерн» и «Большевик» были закрыты.
Готовясь к отступлению, немецкие фашисты в сентябре – октябре 1943 года стали сжигать, а не взрывать здания в центре города».
.Прочтя очерк «Детский врач А. А. Кучеренко», А. Н. Правосудович сообщил авторам ряд новых фактов и уточнений к тому, что рассказала В. В. Правосудович со слов его бабушки.
«В 1924 году мой дед, А. А. Кучеренко, – главный врач 3-й городской больницы – пригласил приехавшего в Екатеринослав из голодающей губернии России М. Ф. Руднева на работу в Детскую больницу.
В 1930 году деда освободили от занимаемой должности главного врача Детской больницы. До августа 1941 года он работал консультантом в больнице «Лечкомиссия».
Перед сдачей города фашистам моему деду предложили возглавить Детскую больницу, поскольку наша семья не эвакуировалась. Он дал согласие и проработал там до середины августа 1943 года.
В августе 1943 года румынский патруль задержал деда на улице, обвинив его в том, что он еврей. Деда привели домой и там с помощью фотографий времён русско-японской войны 1904 года удалось убедить офицера, что дед не еврей. Вскоре мы покинули город и уехали в село Адамовку Днепропетровской области.
После освобождения города вся семья возвратилась домой. Наш дом был разграблен. Исчезли картины, которые собирал дед.
В 1944 году дед поступил на работу на кафедру педиатрии Медицинского института. В конце 1945 года он умер.
В 1927 году моего деда не избирали заведующим кафедрой педиатрии Медицинского института. Его и мою мать не арестовывали в 1943-м, а бабушка не носила в гестапо награды деда, полученные в русско-японской войне 1904 года, чтобы помочь деду и матери освободиться из под ареста».

You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.