Четверг, Март 04th, 2010 | Author: admin

Гуляев
В день объявления начала Великой Отечественной войны я с матерью и братом находился в Геленджике, где мы отдыхали во 2-м молодёжном доме отдыха.
5 июля 1941 года мы возвратились домой в Днепропетровск.
7 июля около полуночи в городе была объявлена первая воздушная тревога. Над заводом имени Петровского с немецкого самолёта на парашюте сбросили осветительные устройства. Они долго висели над заводами, но бомбёжки города в ту ночь не было. Как рассказывали на следующий день специалисты – это был немецкий разведывательный самолёт. С того дня практически ежедневно, а позднее и днём, над городом стали появляться немецкие самолёты.
9 июля ночью с немецкого самолёта была сброшена на город первая бомба. На следующий день мы узнали, что она попала в здание Галолитовой фабрики, находившейся тогда на Вокзальной улице. Здание фабрики было разрушено.
Во второй половине июля днём сброшенная с немецкого самолёта бомба попала в цистерну с горючим на железнодорожной станции Диёвка. Огромный чёрный столб дыма повис высоко в воздухе и был виден в Новых Кайдаках.
Воздушные тревоги продолжались, но ни одной бомбы не было сброшено немецкими фашистами на правобережную часть города до 16 августа 1941 года.
16 августа 1941 года в шесть часов утра эшелон № 6 Трубопрокатного завода имени Ленина, в котором находилось эвакуируемое в Первоуральск оборудование (55 вагонов) и 420 специалистов с семьями (20 вагонов) проследовал через железнодорожную станцию Днепропетровск и Днепровский (Амурский) мост. В этом эшелоне наша семья покинула город и уехала на Урал.
В тот же день в 12 часов дня немецко-фашистская авиация впервые бомбила правобережную часть города. Налёту немецкой авиации подверглась железнодорожная станция Днепропетровск и прилегающая к ней территория.
Здание вокзала было разрушено. Недалеко стоявшая от железнодорожного вокзала на Предмостовой площади Покровская церковь была уничтожена.
После окончания в 1944 году первого курса Московского института стали мне дали в Министерстве чёрной металлургии СССР командировку в Днепропетровск для участия в восстановлении на Трубопрокатном заводе имени Ленина трубопрокатной непрерывной установки, которая не была вывезена на Урал.
В июле 1944 года я прибыл в Днепропетровск. Несколько ранее из Первоуральска домой возвратились мои мать и брат. Отец продолжал работать на Новотрубном заводе в Первоуральске.
Я встретился со многими своими соучениками по средней школе № 36, которые оставались в оккупированном фашистами городе.
Возвратившись в Днепропетровск, я увидел, что здание моей школы частично повреждено. Поэтому первые мои вопросы, конечно, были о нашей школе. Мне рассказали, что в начале сентября 1941 года при обстреле города из-за Днепра артиллерией Красной Армии снаряд попал в школу. Левая часть здания стала непригодной для использования.
Вскоре я посетил своих родственников, которые жили в Новых Кайдаках. От них я узнал, что мой дядя И. Я. Шамов (1885 – 1941), родной брат матери, в начале сентября 1941 года был убит осколком снаряда, который разорвался в соседнем дворе на 2-й Кайдакской улице, № 20 при обстреле города Красной Армией из-за Днепра.
В 2008 году мне показали дом № 21 на улице Серова, в верхней части которого до сих пор видна пробоина от снаряда, выпущенного в сентябре 1941 года из-за Днепра.
На мои вопросы родственники, друзья и знакомые отвечали однозначно, что накануне и при захвате города 25 августа 1941 года немецкие фашисты не бомбили и не обстреливали из артиллерии Диёвку, Новые Кайдаки, Фабрику, Брянскую и Трубную колонии, Чечелевку, посёлки Фрунзе, Крупской и Шевченко, Пушкинский проспект и прилегающий к нему район. При изгнании в 1943 году из города специальные отряды оккупантов в сентябре-октябре сжигали здания на проспекте К. Маркса и прилегающих к нему улицах.

You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.